О Минасе рассказывает Елена Геворкова

И если почему- то вы вдруг решите улететь из Еревана, ну разве только, чтобы вернуться, то после багажа и всего такого в момент прощания посмотрите наверх. И замрите на миг. Высоко над суетой армянские женщины нанизывают солнце на нить. Это фреска «Прядут нить» любимейшего художника Минаса Аветисяна. Она исполняет желания. Фреска была создана на стене завода «Гальванометр» в Гюмри полвека назад, а десять лет назад ее отделили (как?) и перевезли в Звартноц. Я и рада. И провожая тех, кто непонятно почему решил улететь, я любуюсь тонкими спинами прядильщиц, и эти секунды пахнут сырой штукатуркой, ветром и половинками спелых абрикосов.

❤️ Фресок Минас Аветисян создал немало — и почти все они украшали промышленные здания Ленинакана и Еревана. Это потрясающие живые монументальные произведения. Многие погибли во время землятресения. Выжившим приходится нелегко, условия плохие. Еще одна реставрированная фреска есть в доме-музее в Джаджуре, там надо побывать обязательно. А ещё в аэропорту в президентском терминале и пара в здании правительства. Наслаждаются избранные. Ну и ладно, пусть любуются, может подобреют.

❤️ Зачем же я говорю Минас Аветисян, когда можно просто Минас? Он же очень наш, общий, добрый. Говорят, что даже сын не называет его в разговоре папой, а говорит Минас, чтобы не присваивать гения себе) Можно разбудить ночью любого армянина и спросить — нука кто твой любимый художник? И ровно пополам будет Сарьян с Минасом. Может даже с перевесом. Когда они познакомились, Сарьян был уже стареньким. И хоть сам Минас и все вокруг в принципе считали его наследником, продолжателем, учеником Сарьяна, мастер признавал в нем равного. «Я старше тебя на пятьдесят лет — жаль, что мало времени осталось. Где ты был? Пришел бы чуть раньше. Не забудь, искусство любит борьбу. Теперь я уже не один. Ты тоже не один. Значит, продолжай дерзать. Я верю в твои хорошие руки».

А когда у Минаса сгорела мастерская со всеми работами — триста картин, большое горе! то Сарьян отправил ему в подарок кисти и краски. Дескать, рисуй-рисуй…

❤️«Слава коммунистической партии!» Это был первый тост на застольях в доме Минаса. Ай мард, гжвелес? — смеялись его гости — прекрасные художники, поэты и музыканты. «Все равно прослушивают, сделаем им приятное», — отвечал мастер. «Удобно устроили меня, прямо под их носом», — говорил Минас, имея в виду, что выделенная ему квартира и здание КГБ находились на одной улице — Налбандяна. И я тоже работаю на ней) чистое совпадение, клянусь!

Он был не слишком приятен советской власти, вроде и не бунтовал, но был человеком со своими принципами и мнением — а таких неудобных во все времена власть старается держать под контролем. Хочет, да не всегда может.

❤️Минас обожал Армению. Он был прям классическим армянином — статный, мудрый, сдержанный, с чувством юмора, дружелюбный, одним словом леннаганци) «каргин мард». Много ездил по Армении, изучал исторические памятники, армянскую живопись, графику, миниатюру, пейзажи. Имея академическое образование — два! город Ереван, училище Терлемезяна и город Ленинград, институт Репина, — творил абсолютно легко, свободно, ярко, драматично, чувственно — как бог кистью водил. Поэтому мы влюбляемся насмерть в каждое его полотно. Минас не пил и не курил. Ой, а однажды какой-то коллега решил упрекнуть Минаса в его технической ограниченности, мол, подумаешь смешал крупно краски и типа гений. Дядя, ты дурак?) А Минас взял и прям в ту секунду нарисовал ножом портрет старика маслом. Все о…ели, в смысле удивились. Ура! Завидовать стыдно, товарищи!

❤️ Минас был очень успешным театральным художником, создал декорации к «Алмаст» и «Гаяне». Кстати! Завтра в нашей опере ее как раз и дают. Балет Гаяне нашего Арама свет Ильича Хачатуряна с самым знаменитым в мире танцем с саблями. Маст си, как говорили наши предки. Хачатурян сильно любил Минаса: «Темперамент Минаса – сильный, яркий, мне очень близок. Являясь художником с симфоническим дыханием, он ворвался в театр с широкими и глубокими мыслями. Он перенёс в театральную живопись свой мощный симфонизм».

❤️ Смерть его была настолько нелепа, что даже есть версия подстроенного покушения. На Минаса, стоящего на тротуаре, наехал автомобиль. Художник умер в 47 лет, 23 февраля 1975 года. Очередной советский бред повелел дату смерти изменить. Нельзя было умирать в день советской армии. На следующий — пожалуйста, без проблем. «В мире мало подобных ему художников, поверьте мне, можно сказать, что совсем нет. Какой он мощный, какой армянский, старый и совершенно новый. Удивительно…», – прекрасный Сароян о прекрасном Минасе.

Я обожаю, когда мои любимые люди говорят друг про друга хорошие слова. Вот за это и выпьем! Можно даже в баре «Минас», что на улице Пушкина. Там вкусные коктейли, картина во всю стену и получаются красивые фоточки. А что ещё для счастья надо?

Fb.2022.07.01

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: