Блистательная латышская пианистка Нора Новик и Армения

Dr. Art профессор Раффи Хараджанян:

Что и говорить, Армения и ее культура, искусство, берущие начало с древности, имеют (завоевали!) почитателей во всем мире. Их – массы. Есть они и в Латвии. Но таких, как Нора Новик – бескорыстных, абсолютно преданных и столь высокопрофессиональных — чрезвычайно мало. Выдающаяся пианистка планетарного, без преувеличения, масштаба, Нора более 4-х десятилетий была тесно связана с Арменией. Прежде всего — творчески. Она  по-настоящему много сделала для музыкальной жизни этой древней южной страны, для ее пропаганды и приумножения духовного богатства.

Ереван, 2008. Нора Новик и Раффи Хараджанян, фото — Асмик Нуриджанян

 Так, в  фортепианном дуэте с автором этих строк, она стала первой исполнительницей новых опусов Сергея Баласаняна, Александра Арутюняна, Левона Аствацатряна, Ромена Давтяна, Дживана Киракосяна, Михаила Кокжаева.  Охотно играла двухрояльные транскрипции Георгия Сараджяна на темы гениального Саят-Нова, а его сына Сергея  – на изумительные мелодии Комитаса,  с любовью исполняла отточенную в деталях музыку Александра Спендиарова.

 Она участвовала в рижских авторских программах первых из двух названных композиторов (с помощью Латвийской филармонии,  они были организованы мной).

 В Нижнем Новогороде мы приняли участие в первом из концертов (1973) памяти Арама Хачатуряна, а затем выступали в аналогичных художественных мероприятиях в Москве. В Вильнюсе же в 2003 году мы провели целое отделение в честь 100-летия автора «Гаяне» и «Спартака».

  Нора Новик активно играла и сочинения представителей армянской диаспоры, записывала их на дуэтные пластинки, на что в советское время могли посмотреть  косо. Даже очень! Среди музыкантов, оказавшихся в орбите нашего внимания: Алан Хованесс (США, кстати, был организован полный камерный концерт  его музыки в ленинградском Союзе композиторов), Алис Терзян (Аргентина), Лорис Чкнаворян (Иран).

  В Ереван Нора и я привозили ранее не звучавшие там замечательные концертные опусы Б.Бартока, Ф.Пуленка, Р.Кангро и играли их с местным симфоническим оркестром под управлением дирижеров Давида Ханджяна, Арама Катаняна, Вагана Айвазяна, Завена Варданяна и других. Последним из дирижеров-армян, с которыми мы выступали был артистичный и инициативный Л.Чкнаворян – в ту пору он краткое время служил в Ереване. А до этого мы имели возможность слегка пообщаться с ним в Риге, где он продирижировал камерным коллективом из Тегерана. Нора и я с удовольствием играли в армянской столице баховские концерты для трех роялей с лидером армянских пианистов Светланой Навасардян. А в Лиепае (1991) выступили  с городским оркестром, за пульт которого встал маститый Испир Оганесович Хараджанян, специально прилетевший из столицы Армении и не поленившийся тащить с собой папки с оркестровыми партиями опусов армянских авторов.

 Таланту и мастерству  Норы, ее точному чувству стиля, поразительной сценической выдержке и артистизму, удивительным, уникальным, феноменально разработанным ровным  пальчикам поражались композиторы Эдвард Мирзоян, Лазарь Сарьян, Авет Тертерян, Левон Чаушян, Арам Сатян, Мартин Вартазарян, Эдвард Садоян, Александр Мнацаканян, выдающаяся певица Татевик Сазандарян, профессор музыковедения Георгий Тигранов, представители более молодого поколения — скрипач Левон Меликян, профессор вокала Рафаэль Акопян… Когда композитор Арзас Восканян узнал, что Норы уже нет с нами — мы общались в 2010- м году Гюмри, в дни очередного фестиваля «Возрождение», — он, взрослый мужчина,  просто стал плакать…

 Если вдуматься: сколько усилий Норе надо было потратить на то, чтобы так органично вжиться в армянскую музыку, у которой  немало специфических черт: особенности интонирования, ритмическое разнообразие и изобретательность, черты импровизационности, особая красочность звуковой палитры, терпкость гармонии, яркость выражения эмоций…

 Нора восторженно относилась к Дому творчества композиторов горном Дилажане, к пребыванию на высокогорном озере Севан. Изумлялась духовной атмосфере Св. Эчмиадзина, храмов в Гарни и Гегарде. Мы играли концерты не только в лучших залах Еревана, но и в Ленинакане (Гюмри), Ванадзоре (Кировакан), Дилижане, Чаренцаване…  Не раз, специально готовясь, участвовали в пленумах, съездах и иных мероприятиях Союза композиторов Армении. В Риге Нора дважды в разные годы участвовала в открытиях параджановских выставок, невероятно своеобразных, запоминающихся. В Сан-Франциско (США) во время международных фестивалей дуэтного искусства (2007 и 2008) мы знакомили изысканную аудиторию с произведениями Арама Хачатуряна (оригинальными и аранжированными мной), Алана Хованесса, Александра Арутюняна и Арно Бабаджаняна, — в том числе показали  достаточно редко звучащую «Праздничную» для двух роялей и двух ударников. А «Армянская рапсодия», сыгранная в Америке, выложена в Youtube. Можно посмотреть-послушать.

  Нору по праву называли «народной артисткой Армении» — так много она сделала для искусства этой страны, хотя подобного указа о присвоении почетного звания никогда не было – не дождалась! Более того, когда летом 2008 года, в огромном зале Ереванской филармонии «Арам Хачатурян» мы, при нескрываемом восторге публики, провели концерт, посвященный 40-летию своего фортепианнного дуэта и 100-летию дирижера Испира Хараджаняна, — а одно отделение программы  полностью было отведено армянской музыке, — министерство культуры Реcпублики Армения не озаботилось даже тем, чтобы прислать хотя бы гостье из Латвии Норе Новик корзину с цветами (хотя цветов в зале и на сцене в тот вечер было множество!). Какие уж там звания!?.. Какие подарки!?…  А между тем, своих искренних друзей, своих патриотов, тем более, не из этнических армян, надо ценить! Согласитесь, в высказанной мысли нет ничего нового! Однако приходится ее напоминать…

  Но не ради званий и орденов Нора Новик верой и правдой  служила искусству Армении, с которой сдружилась-сблизилась., служила той музыке, которую полюбила и носила в своем сердце.

 Время бежит. Уже четыре года, как Норы нет с нами. Она ушла неожиданно и тихоо. Это случилось 15 июля 2009 года. Нора ушла, не создавая каких-либо особых проблем близким, своему окружению. Кроме одной: сознания огромной утери, что стало понятно тотчас, причем даже ее завистникам (их доставало, особенно, в последнее двадцатилетие!) и недругам (а таких числом было еще более: не устраивали их анкетные данные великолепной пианистки, а ее талант и мастерство  их мало волновали… ).

 Ушла Нора, не добрав всего двух недель до своего 68-летия. К  этой дате, к этому своему дню рождения она почему-то готовилась как-то по-особому, с  нетерпением…

 А мы, будучи рядом, не без наивности полагали, что ей, с ее крепкой латгальской костью и по-балтийски твердым характером, по крайней мере  до 75-ти лишь играть и играть по разным филармониям.

На престижных мировых сценах, и, как и обычно, с невероятным успехом!

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: