Армянские штрихи Парижа.

Кто только   не воспевал этот город!  Какие только не слогались  стихи  в его честь!  И город того вполне  заслуживает: вот уж всем городам город!!! Прибыв в Париж на недельку с мужем и сыном, я собиралась любоваться этим вечно-молодым городом, а не   выявлять явление, называемое «армянский Париж». Понимала, что тема эта широка, или, вернее, необъятна.   Но соответствующие штрихи сами находили меня.

А началось всё с первых же минут посещения французской столицы. Почти все, кто прибывает в Париж из-за рубежа, попадает в столичный аэропорт Руасси-Шарль де Голль. Огромный. Стеклянно-бетонированный. И… если  честно, достаточно неудобный для пассажира-новичка. Без посторонней помощи  разобраться в этом людском муравейнике, в движении по трем терминалам, в посадке на скоростной поезд-шатл, в возможностях  удобного перемещения в центр города практически невозможно.  Нас не встречали. Вот и пришлось, покрутив головами, искать подмогу. Дело это не из лёгких, учитывая тот факт, что парижане  практически не говорят по-английски. То ли не хотят себя затруднять, то ли  плохо преподают в школах (  думаете везде есть своя 40-я школа?), то ли …не знаю, но факт остаётся фактом: легче за недельку выучить французский, чем пытаться с парижанами объясняться по-английски.

Перекидываясь  фразами на армянском, мы подошли к  Бюро информации. На пиджаках миловидных работниц  с различным цветом кожи  красовались бейджики  с их именами и указанием тех  языков, на которых сотрудницы предоставляют информацию.  Взгляд  сразу же  привлекла черноокая миловидная сотрудница. Вглядевшись, мы заметили на ее бейджике имя —  Сона. Армянское имя:уже интересно! Присмотревшись, узрели и  флажок Армении. И тут молодая дама  на отличном (!) армянском предложила свои услуги, деловито, но с заслуживающим одобрения терпением  разъяснила  нам маршруты и варианты передвижения. Сопроводив  все это прелестной улыбкой ( во Франции люди вообще улыбчивы).  Советы были хороши. А изложенные на родном нам языке, они придали уверенность и оптимизм – разберемся! Mersi, Сона!

Позже,  мы к своему удовольствию выяснили, что в Париже армянский язык – по степени употребления -занимает достаточно весомое место: двенадцатое! Погодите усмехаться, мол что это за позиция- 12 место.  Лучше вспомните численность населения страны – свыше  60 миллионов!

Стеклянный «айсберг» Лувра

Ещё в Риге мы запланировали, наряду с Лувром, музеем Д,Орсэ и Оранжереей,  осмотреть Центр Помпиду — музей современного искусства. Выстроен он в стиле, подчеркивающем индустриальный характер современного города. Чего стоят одни эскалаторы, помещенные… в красные трубы, расположенные снаружи  здания!  В громадной коллеции музея, включающей произведения корифеев искусства ХХ столетия – П.Пикассо, А.Матисс, Ж.Брак, Ф.Леже, — с радостью обнаружили небольшое абстрактное, тонкое по колористике полотно. Подпись гласит:  Левон Тутунджян.  Почему  об этом художнике ранее не слышали? Надо бы разузнать!

Выйдя из Центра Помпиду, трудно было удержаться, чтобы не войти в сувенирный магазинчик, расположенный в двух шагах отсюда. Таких по городу тысячами, но нас  потянуло  именно в этот. Понимаю почему: оттуда  в записи раздавался  хрипловатый  и родной голос Шарля Азнавура. Ну как же можно представить сегодняшний Париж без его песен, без этого волнующего душу тембра?

Так выглядят работы Гарника Зулумяна, взявшего псевдоним Гарзу, который в 1950-1960 годах был художником-декоратором Комеди Франсез, Ла Скала, Национального театра Парижа.

В Париже понимаешь, что грешно тратить время на сон.  Вот и мы  гуляли по 12-14 часов в день. В квартирку в центре города, заранее арендованную по интернету через датскую фирму-посредника, приходили  чертовски уставшие. В иной ситуации мечтали бы поскорее впасть в объятия Морфея. Но тут стоило перешагнуть порог нашей парижской «хижинки», как улетучивались  все признаки усталости. Оставалось только желание вдоволь насладиться уютом и красотой  арендованного, увы на неделю, помещения, где полы  были выстланы армянскими коврами, а на стенах красовались две работы Гарзу!!!  Теперь понимаю, почему фирма-посредник, вручая ключи от нашего « отельчика», сняла с нашего  счёта дополнительную  сумму. Правильно, это был залог за данное нами  обещание  всё вернуть  хозяевам в целости и сохранности. Сумма залога, надо сказать, была не хилой, но квартирка того стоила. Тем более, что деньги  нам сразу же вернули:  обратно на счёт они пришли раньше, чем мы прилетели из Парижа.  А воспоминания о Гарзу и армянских коврах остались!

Памятник Комитасу в Париже работы Давида Ереванци.

На Канадской улице Парижа мы какое-то время «пообщались» с памятником Комитасу. Бронзовым и шестиметровым. Герой этого памятника  последние годы своей жизни провёл во французской столице.  А когда, уже находясь в метро, без которого  Париж как без рук, — на армянском  делились между собой впечатлениями от  виденного и пережитого,  незнакомая молодая женщина,   выходя  из вагона,  приветливо помахала рукой и, дружелюбно улыбнувшись, произнесла: «Вon voyage,  l’Arménie!».

Асмик Хараджанян

Вид на Париж с Эйфелевой башни.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: